Угличский Богоявленский женский монастырь

Сотрудник краеведческого музея в г. Углич - Е.А.Лиуконен

С отдаленных времен Угличский край славится многочисленными святынями, монастырями и храмами. Многие праведники и подвижники благочестия освящали своими трудами град Углич и окрестные земли.

Среди святых обителей края значимое место занимает Богоявленский женский монастырь. Обитель расположена почти в геометрическом центре исторической части Углича на пересечении нескольких важных улиц. Ее внушительные храмы по-прежнему возвышаются над городом и видны за несколько километров. С первого взгляда на панораму Углича они восхищают гармоничными объемами, сиянием глав и крестов. Сам облик обители неопровержимо свидетельствует, что она является одной из главных святынь, важной и неотъемлемой частью истории Угличского края.



Время и обстоятельства основания Богоявленского монастыря не известны, но старинные предания и работы исследователей относят это событие к далекому прошлому. В Угличском летописце сообщается, что монастырь имел древнее происхождение, что его основал в 1295 году князь Димитрий Борисович, что там принимали постриг и погребались угличские княгини:

«Монастырь Богоявленский девический… изначала построен бысть благочестивым князем Димитрием Борисовичем Углическим, внуком Василковым, в лето же 6803 (1295) году» и «в нем погребалися благоверныя Углическия по смерти княгини» (1).

Еще одна версия, не подтвержденная летописцами, появившаяся на рубеже XIX-ХХ веков, предполагает, что Богоявленский монастырь основала в конце XIV века супруга великого князя Димитрия Донского великая княгиня Евдокия, в иночестве Евфросиния (2) – одна из наиболее известных и почитаемых московских святых.

В третьей версии основательницей называется последняя супруга царя Ивана Грозного Мария Феодоровна Нагая, мать царевича Димитрия.

Как известно, она была дочерью окольничего Федора Федоровича Нагого, в брак с царем вступила 6 сентября 1580 года, 19 октября 1582 года у них родился сын царевич Димитрий Иоаннович. В марте 1584 года, после кончины Ивана Грозного, царица с сыном, родственниками из рода Нагих и большой свитой была отправлена в Углич, завещанный отцом царевичу Димитрию в качестве удела. 15 мая 1591 года Димитрий был убит при точно невыясненных обстоятельствах. После проведения следствия представители рода Нагих и угличане, обвинившие в гибели Димитрия Бориса Годунова и расправившиеся над возможными убийцами, были подвергнуты ссылкам и казням, царица Мария Нагая пострижена в инокини с именем Марфа и сослана в Никольский монастырь на реке Выксе в Белозерском крае.

В Угличском летописце записано местное предание, возможно, дополняющее краткие сообщения столичных источников о пострижении и ссылке Марии Нагой. В нем повествуется, что опальная царица после гибели царевича Димитрия 15 мая 1591 года еще несколько месяцев провела в своем дворце, потом 20 ноября того же года по принуждению Бориса Годунова приняла постриг в Богоявленском монастыре и находилась в Угличе до 9 апреля 1592 года, когда была выслана в Никольский монастырь «что на Выксе»:

«И тако пребывши ей во своем царском дворе по оубиении святаго страстотерпца, сына своего благовернаго царевича Димитрия, месяц шесть, даже и до четыредесятницы, что пред Рожеством Христовым и до Введения Пресвятыя Богородицы, и от маия 15 до ноября 20-го дня. И на самый праздник Введения Богородицы повеле той же Борис пострищи благоверную царицу Марию Феодоровну, матерь святаго царевича Димитрия, в монастыре девическом оу Богоявления в городу. И власть правления града всю от царицы отъя, и повеле ей под началом в монастыре пребывати и за приставы, никуды, опроче церкви, не повеле пущати. Царская же стяжания повеле вся отняти, и дворец царскии разграби и опустоши, и царская сокровища себе присвои, и царице Марии, во инокинех Марфе, повеле самую убогую одежду и пищу подавати скуднейшую.

И тако пребысть годищное время в таковем утеснении и скудоте во граде Угличе, и потом повеле ея в заточение свести от града Углича, и отлучити зрения любезнейшаго сына своего страстотерпческаго гроба. И бысть ей тогда немала скорбь и велия печаль, разлучения ради мощей страстотерпца царевича, сына своего. Сведоша же ея от столнаго града Углича на пределы Белоезерския в монастырь к Николе, что на Выксе, и ту повеле ей неисходно пребывати».

Там же в надписи на полях (маргиналиях) добавляется: «Зри, что бысть изгнание из града Углича благоверной царицы Марии, во иноцех Марфы, в лето 7100 (1592), по Пасце в 3 неделю, святых Жен Мироносиц» (3).

Предположение, что Мария Нагая основала Богоявленский монастырь не опирается на какие-либо факты и сообщения источников, но для многих исследователей неоспоримым фактом являлось сообщение Угличского летописца, что опальная царица 20 ноября 1591 года приняла постриг в Богоявленском монастыре и находилась в нем до 9 апреля 1592 года, когда была сослана в Никольский монастырь «что на Выксе». Рассказ памятника провинциальной историографии вполне может соответствовать истине – он не противоречит кратким сообщениям современников событий, столичных летописей и трудам историков В.Н. Татищева, Н.М. Карамзина, С.М. Соловьева, где отмечено, что Мария Нагая сначала приняла постриг, а затем была сослана в Никольский монастырь (4). С большой долей вероятности данный рассказ может дополнить новыми фактами скупое описание общеизвестных событий. Для нас это сообщение важно тем, что может являться наиболее ранним упоминанием о Богоявленской обители и свидетельствовать о ее причастности к одному из событий общерусской истории.


Таковы основные версии. На основе вышеизложенного можно утверждать, что обитель могла иметь древнее происхождение и достоверно существовала уже с 1295 года.

Богоявленский девичий монастырь первоначально находился на территории Угличского кремля – в юго-западной части крепости за прудом. В Угличском летописце приводится следующее описание облика обители по состоянию на рубеж XVI-XVII веков: «Да в городе ж был монастырь Богоявления Господня девически, древянный весь, во оуглу к полуденной стороне и по-за прудом, пригорожен к западной стене городовой. И в нем церковь Богоявления Господня с пределом Иоанна Милостиваго, вторая церковь – Смоленския Пресвятыя Богородицы, теплая и с пределом святаго Иоанна Златоустаго, и кельи инокинь, и притом и прочее монастырское строение: и житницы, и хлебни, и столовые, и трапезные избы» (5).

В трагические годы для нашего Отечества, в период Смутного времени начала XVII века, Богоявленская обитель разделила участь города и других монастырей края. Во время нападений на Углич отрядов поляков и литовцев монастырь подвергся разорению. Тогда погибли настоятельница игумения Анастасия, 2 священника, 2 чтеца, 35 инокинь, 200 юных девиц и 60 женщин. Деревянные здания монастыря, как и большинство построек крепости, были сожжены. Эти события, вероятно, произошли во время наиболее опустошительного нападения на город весной 1609 года, произведенного отрядами Яна Микульского и Александра Лисовского.

В Угличском летописце содержатся описания тех потрясающих трагизмом событий: «Девичий малой манастырь, во имя Богоявления Господня, который был внутри города, игумению Настасию с тридцатию сестрами, всех посекоша. И двести чистых девиц и жен шездесят – вси посечени быша, и манастырь сожжен»;

«Такоже и монастырь девической Богоявления Господня… Инокини же вси монастырьстии и девы честныи и гражданстии, их же число превосхождаше триехсот собравшися по церквам и моляхуся Господеви о избавлении от враг своих. Они же, лукавии ляхове, и на церкви Божия лютою яростию вооружившеся, церковная врата отбивше, и в церковь со оружием внидоша. И стариц, и простых дев всех побиша мечем, иныя же, освященныя Богови, весма мучаху, казны монастырския пытающе, которая тиранством честных и священных дев изобретаху. И грабляще много, такоже и церковная оутвари и сосуды священныя отъемляху, и все благолепие церковное раззоривше, и общежителныя инокини, и постницы, и девы вси побиенныя, купно и с церквами, и вся монастырская здания огненным сожжением окончаша» (6).

Тела убитых насельниц и игумении были брошены в Волгу. Позднее ниже по течению они были выловлены горожанами и погребены на погосте при церкви Святителей Афанасия и Кирилла Александрийских, находившейся на посаде к востоку от кремля, по соседству с Флоровской и Благовещенской церквами.

Примерно в середине XVII века храм был упразднен, но кладбище сохранялось вплоть до конца XVIII века. Оно находилось на треугольной площади при перекрестке средневековых Афанасьевской и Благовещенской улиц, соседствовавших с берегом Волги и Ярославской дорогой. Место погребения игумении Анастасии и насельниц монастыря вплоть до ХХ века пользовалось глубоким почитанием угличан, являлось одной из городских святынь.

Было установлено почитание игумении Анастасии как преподобномученицы и местной угличской святой. По всей видимости, это произошло в первой половине XVII века при патриархе Филарете (7).

С течением времени память о Богоявленской обители, как о многих других угличских монастырях и храмах, могла изгладиться и остаться лишь в виде кратких упоминаний, но произошло иначе. Около 1620 года Богоявленский девичий монастырь был восстановлен на прежнем месте великой старицей инокиней Марфой Ивановной – матерью первого царя из династии Романовых Михаила Феодоровича.

Инокиня Марфа (в миру Ксения) была дочерью костромского дворянина Ивана Васильевича Шестова. Ее мать, Мария Тимофеевна, происходила из рода Грязновых и владела вотчиной в Угличском уезде – селом Климетино, на суходоле, с 14 деревнями (ныне село Климатино). Около 1585 года Ксения Ивановна вышла замуж за боярина Федора Никитича Романова, который приходился двоюродным братом и крестником царю Федору Иоанновичу. В 1596 году у них родился сын Михаил.

В 1601 году Романовы подверглись опале и по приказу царя Бориса Годунова были пострижены в монашество (Федор Никитич с именем Филарет, Ксения Ивановна с именем Марфа) и сосланы в отдаленные места. В 1605 году Лжедмитрием I были возвращены из ссылки, Филарет возведен в сан ростовского митрополита. В 1611-1619 годах Филарет находился в польском плену, после освобождения был возведен в сан патриарха.

Инокиня Марфа после избрания на царство в 1613 года Михаила Феодоровича стала именоваться государыней великой старицей, занимала видное почетное положение в государстве. Умерла 26 января (5 февраля) 1631 года.

Как видно из вышесказанного, инокиня Марфа своим происхождением была связана с Угличским краем, бывала в городе. По этой причине она могла проявить участие к судьбе Богоявленской обители. Также монастырь мог быть восстановлен в память о царице Марии Нагой, принявшей в нем иночество.

Как известно, первым вкладом инокини Марфы в Богоявленский монастырь был список с чудотворной костромской иконы Божией Матери «Феодоровской» в 1620 году, о чем свидетельствует надпись с обратной стороны иконы.

Инокиня Марфа во вкладных грамотах Богоявленскому монастырю 1629 и 1630 годов указывала сестрам обители наряду с близкими ей людьми поминать и благоверную царицу Марфу (Марию) Феодоровну. Как даты поминовения называются 28 июня (день преставления) и 21 ноября – праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, который, соответствует дню пострижения в иночество по сообщениям Угличского летописца:

«Старице Фекле с сестрами, или кто по них в том монастыре иныя сестры будут, за тот наш вклад в том Богоявленском монастыре… на память благоверной царицы и великой княгини Марфы Феодоровны ноября в 21-й день, на Введеньев день пречистыя Богородицы, а на преставление июня в 28-й день на память святых чудотворцев и безсребренник Кира и Иоанна… обедни служити и панихиды пети и сестры кормити» (8).

Богоявленская обитель была заново построена на средства великой старицы инокини Марфы и снабжена всем необходимым для служб. В числе пожертвованных предметов были сохранившиеся до наших дней и находящиеся в собрании Угличского музея Евангелие 1628 года и медное кадило. По упоминавшимся вкладным грамотам от 28 февраля и 30 ноября 1629 года были даны «село Парфеньево с деревнями и со всеми угодьи» в Рожаловском стане Угличского уезда, пустоши Селиванцево и Луговская в Городском стане, обеспечившие достаток обители. Позднее от представителей царской династии и других знатных лиц поступило еще немало пожертвований. В числе жертвователей были и царь Михаил Феодорович, и супруга царя Иоанна V Алексеевича царица Прасковья.

Таким образом, в судьбе угличского Богоявленского монастыря запечатлелась связь двух российских правящих династий – Рюриковичей и Романовых. При Рюриковичах монастырь был основан, последняя супруга Иоанна Грозного приняла в нем иночество и провела год после гибели сына. Мать первого царя из Дома Романовых Михаила Феодоровича восстановила монастырь и назвала «государыниным богомольем».


В возрожденном на прежнем месте монастыре находились деревянные храмы: «церковь Богоявления Господня, шатровая на подклетах и с пределом Иоанна Милостиваго, вторая церковь – Смоленские Пресвятые Богородицы, теплая, и с пределом святых Триех святителей: Василия Великаго, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго» (9).

Таким монастырь был на протяжении сорока лет. В 1660 году в Угличе началось строительство новой деревянной крепости под руководством князя Михаила Кугушева. Закладке стен и башен мешали монастырские постройки. Строители, не считаясь с нуждами обители, сломали половину келий и Святые ворота. Кроме того, вблизи крепостных стен во избежание пожара было запрещено разводить огонь. В результате территория монастыря была сильно стеснена, многие старицы лишились жилья, а в оставшихся кельях не позволялось топить печи и выпекать хлеб.

В сложившихся условиях было найдено единственное верное решение – перенос обители на другое место. Что и было сделано в соответствии с грамотой царя Алексея Михайловича от 17 июня 1661 года. Для Богоявленского монастыря было найдено место на окраине посада при Ростовской дороге, где прежде стояла церковь Святителя Иоанна Милостивого. Земля была приобретена у ростовского митрополита Ионы и там построена обитель (10).

По сведениям Писцовых книг города Углича 1674-1676 годов во вновь отстроенном монастыре находились две деревянные церкви – Богоявления Господня с приделом Иоанна Милостивого и «пресвятыя Богородицы Страстныя, с трапезою, теплая, об одной главе». Кроме того, были колокольня на столбах, келья игуменьи и двенадцать келий для монахинь (11).

В таком виде монастырь сохранялся недолго – 26 сентября 1676 года от удара молнии сгорела Богоявленская церковь. По причине бедности обители и скудности средств по городам и уездам был начат сбор пожертвований на строительство нового храма. Спустя более двенадцати лет, в мае 1689 года, была получена грамота от митрополита Ионы на возведение каменного Богоявленского храма с приделом в честь Смоленской иконы Богоматери. Тогда же игумения Елена и сестры обители заключили с угличскими мастерами посадскими людьми Артемием Птицыным, Иваном Русиновым, Иваном Кисельниковым и другими рядную запись, в соответствии с которой мастера принимали обязательство построить новый храм, взяв за образец церковь Одигитрии Воскресенского монастыря. За все работы они должны были получить оплату 500 рублей, выдаваемую в несколько этапов (12). Строительство Богоявленской церкви продолжалось более десяти лет – она была освящена в 1700 году.

Так в монастыре появилось первое каменное здание – пятиглавый храм в нарядном стиле XVII века, ныне являющийся одной из главных достопримечательностей Углича. Очень важно, что церковь построили местные мастера. Выверенные пропорции и утонченный декор наглядно свидетельствуют о высоком мастерстве угличских зодчих. В 1854 году, после возведения нового Богоявленского собора, церковь была переосвящена в честь Смоленской иконы Божией Матери и ныне известна под этим названием.

Далее, на протяжении столетия, облик Богоявленского монастыря существенно не менялся, здания в основном оставались деревянными. Лишь в конце XVIII века при введении генерального плана города Углича 1784 года были изменены границы территории обители и построена каменная ограда, сменившая прежнюю деревянную.

Следующий XIX век стал периодом расцвета Богоявленского женского монастыря. В тот период произошло укрепление хозяйства обители, значительное увеличение числа насельниц, велось активное каменное строительство, кардинально изменившее облик небольшого монастыря.

В 1805-1818 годах в юго-восточной части территории, около Ростовской улицы, при игумениях Маргарите и Августе была построена внушительная церковь в честь Феодоровской иконы Божией Матери, ставшая летним храмом монастыря.

Храмовой иконой новой церкви стал список с чудотворной костромской иконы, пожертвованный Богоявленскому монастырю в 1620 году великой старицей инокиней Марфой. Этот образ является одной из главных святынь Богоявленского монастыря. Всегда пользовался глубоким почитанием среди угличан.

Феодоровская церковь была выполнена в стиле классицизма и получила необычный план в виде четырехлистника-квадрифолия. Значительный центральный куб и полукруглые выступы завершены ротондами и вызолоченными луковичными главами. Живописный силуэт церкви стал одной из важнейших составляющих панорамы Углича, вместе с древним Богоявленским (Смоленским) храмом она образовала замечательный архитектурный ансамбль.

В 1836-1839 годах к западному фасаду Федоровской церкви была пристроена трехъярусная колокольня высотой 30 саженей (64 м), ставшая высотной доминантой монастыря и важной частью облика города.

В 1843-1853 годах на углу Ростовской и Петровской улиц, на земельном участке, прежде принадлежавшем купцам Буториным, был построен Богоявленский собор, ставший зимним храмом монастыря. Собор возведен по проекту известного архитектора Константина Андреевича Тона – автора Храма Христа Спасителя в Москве, Большого Кремлевского Дворца и многих других значительных зданий. В качестве образца была использована петербургская церковь Святой Екатерины близ Обводного канала и Калинкина моста.

Подобно другим произведениям К.А. Тона угличский Богоявленский собор выполнен в русско-византийском стиле, в его облике после длительных иностранных заимствований возрождаются традиции древнерусского зодчества.

Собор отличается крупными размерами и внушительным обликом, его величественный силуэт стал доминантой для всего города. Строительство столь крупного храма было настоящим подвигом для сестер монастыря. Не располагая достаточными средствами, они собирали пожертвования во многих губерниях, сами работали на кирпичном заводе, перевозили стройматериалы, выполняли земляные работы. Самоотверженными стараниями сестер обители под руководством игумении Еликониды (Муратовой) был построен храм, ставший украшением не только Углича, но и всей епархии.

Завершающим штрихом архитектурного ансамбля монастыря стала небольшая церковь иконы Божией Матери «Достойно есть», возведенная в 1886-1888 годах на перекрестке Петровской и Вознесенской улиц. Близкая по формам Богоявленскому собору она стала выразительным дополнением основной части комплекса и прилегающих улиц. Новый храм был освящен в честь иконы, пожертвованной Богоявленскому монастырю ризничим Русского Афонского Свято-Андреевского общежительного скита иеромонахом Иосифом, написанной по его заказу пустынножительным старцем иеродиаконом Макарием.

Одновременно с возведением храмов в монастыре строились каменные двухэтажные келейные корпуса, сменявшие обособленные деревянные кельи, новые участки территории обносились оградой с воротами и башенками.

Так на протяжении XIX – начала XX веков был сформирован внушительный комплекс монастыря, занимавший значительную часть 23 землемерного квартала, являвшийся достопримечательностью и святыней Угличского края.

В то время Богоявленский монастырь был известен далеко за пределами Углича, по степени благосостояния и размерам он считался одним из наиболее значительных в Ярославской епархии. В период расцвета в обители находилось около 250 монахинь и послушниц.

Благолепие храмов, величественный облик и благосостояние монастыря не были случайным явлением или следствием забот богатых жертвователей – они создавались тяжелым трудом насельниц, строгой и праведной жизнью. По этим причинам монастырь привлекал паломников, пользовался глубоким уважением и почитанием среди угличан.

Богоявленский монастырь был необщинножительным, поэтому его насельницы в значительной степени находились на самообеспечении. Традиционно сестры занимались рукоделием, были искусными вышивальщицами. Они изготавливали церковные облачения, покровы, ризы на иконы. В том числе, они приложили немало сил к украшению храмов обители, – например, в Феодоровской церкви многие иконы имели ризы, шитые золотом и жемчугом. Многие сестры работали на монастырской ферме, на пашнях, сенокосах и огородах. Жизнь сестер обители, помимо участия в продолжительных службах, была наполнена тяжелым физическим трудом. Излишки продукции монастырского хозяйства раздавались нуждающимся.

При монастыре действовали приходская школа для девочек с классом рукоделия, школа грамоты, небольшой приют, были больница на десять кроватей и странноприимный дом для богомольцев.

В Богоявленском монастыре находились почитаемые иконы и другие святыни, привлекавшие внимание богомольцев. В частности, образы Пресвятой Богородицы – Корсунской, «Троеручицы» и «Недремлющее око», от которых были засвидетельствованы исцеления. В 1846 году московский помещик Гавриил Павлович Головин пожертвовал обители доску-мощевик с частицей мощей святителя Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского. В 1886 и 1887 годах от афонского иеромонаха Иосифа монастырь получил в дар два ковчега с частицами мощей разных святых. Еще один ковчег, принадлежавший усопшему строителю Ростовского Белогостицкого монастыря иеромонаху Димитрию, передал в 1881 году епископ Ярославский и Ростовский Ионафан с обязательством поминовения.

Большим почитанием пользовалась убиенная в Смутное время игумения Анастасия. На ее могиле, оказавшейся после перепланировки города во дворе одного из имений по Благовещенской улице, был установлен деревянный крест с медными иконками и неугасимой лампадой, масло для которой приносили паломники. Страдавшие разными недугами обращались к преподобномученице Анастасии с молитвами об исцелении.


Немалую помощь Богоявленской обители оказал известный благотворитель купец 1 гильдии и потомственный почетный гражданин Иннокентий Михайлович Сибиряков, который находившейся в Санкт-Петербурге монахине-сборщице неожиданно пожертвовал 147.000 рублей. На эти средства в монастыре было построено и отремонтировано несколько зданий, а в 1895-1898 годах возведена церковь Святителя Иннокентия Иркутского при хозяйственном подворье сельце Петровском.

Обширным и благоустроенным монастырь вступил в ХХ век, в течение которого его ожидали тяжелейшие испытания. После большевистского переворота Богоявленская обитель стала подвергаться нападкам властей. Происходили всяческие притеснения, обложение налогами, изъятия ценностей, грубые вторжения в монастырскую жизнь.

Но обитель по-прежнему пользовалась глубоким уважением среди угличан, оставалась почитаемой и многолюдной. Не стоит говорить, что такой монастырь был крайне неугоден большевистской власти, служил сильной помехой проводимой идеологической политике. Поэтому не удивительно, что одним из основных пунктов антирелигиозной работы в Угличе было закрытие Богоявленского монастыря, что для этой цели местные власти изыскивали всевозможные поводы, – как размещение в обители разных организаций, перебазирование туда территориального полка из Ростова.

В 1928 году обитель была закрыта, и наступило наиболее мрачное время в ее истории. Находившийся в ссылке архиепископ Угличский Серафим (Самойлович) 25 августа записал в своем дневнике: «Вчера получил известие из Углича о закрытии Угличского женского монастыря – в самый праздник! Как тяжело!»

Здания монастыря были заняты различными учреждениями и общежитиями, храмы подверглись разорению. При этом были уничтожены великолепные резные золоченые иконостасы, многочисленные иконы, сырьем для металлургического производства стали колокола, подсвечники, паникадила, узорные плиты с полов храмов. Невозможно перечислить, сколько произведений живописи и декоративно-прикладного искусства стали тогда жертвами разрушительной идеологии, гонений не только на веру, но и на традиции, культуру.

В 1930-х годах были разрушены колокольня и ограда монастыря, в последующие десятилетия церковь «Достойно есть» была превращена в неприглядный барак, подверглись искажающим перестройкам келейные корпуса. Так архитектурный ансамбль обители утрачивал единство, на смену художественному совершенству и почитанию приходили равнодушие и упадок.

Необходимо отметить, что 1928 год не стал прекращением жизни обители – изгнанные с монастырской территории многочисленные монахини оставались в Угличе, сохраняли верность обетам. Привычные к тяжелому непрерывному труду они занимались огородничеством, разным рукоделием и тем зарабатывали на пропитание. После закрытия большинства угличских храмов они образовали общину при церкви Царевича Димитрия «на поле». При их участии в духовно опустошенном городе поддерживался свет веры, сохранялись прочные церковные традиции. Последняя настоятельница монастыря игумения Маргарита (Дорофеева) умерла 1942 году, некоторые монахини дожили до 1970-х годов. Так духовные традиции в Угличе и славное наследие Богоявленской обители сохранялись длительное время, несмотря на гонения и лишения. Трудно представить, как тяжело прежним насельницам было видеть разоренный монастырь, в благоустройство и украшение которого было вложено столько трудов.

Судьба монастырских построек складывалась по-разному. Бывшие келейные корпуса приходили в ветхое состояние, Смоленский и Феодоровский храмы были отреставрированы в 1970-1980-х годах, начата реставрация Богоявленского собора. Но внешняя реставрация не способствовала сохранению постепенно разрушавшихся росписей и интерьеров. В храмах на протяжении большей части ХХ века размещались склады.

Новый XXI век принес надежду на изменение к лучшему состояния древней обители. В 2003 году были возобновлены богослужения в Феодоровской и Смоленской церквах, а осенью 2010 года по постановлению Святейшего Синода началось возрождение обители. Так Угличский Богоявленский женский монастырь после многолетнего забвения обрел новую жизнь.

За прошедшие со времени открытия монастыря нескольких лет стараниями игумении Антонины (Злотниковой) и сестер, при поддержке благотворителей сделано немало. Восстанавливаются ограда, колокольня и церковь иконы Божией Матери «Достойно есть», ремонтируются возвращенные корпуса келий. Смоленский, Феодоровский и Богоявленский храмы приводятся в порядок, принимают благолепный благоустроенный вид. Резные иконостасы, утварь, иконы, вновь обретаемые святыни наглядно свидетельствуют, что в древние стены возвращается жизнь, возрождается почитание прославленной обители.

Еще многое предстоит сделать, но главное, что есть крепкая монашеская община, что в храмах совершаются регулярные службы, а святая Угличская земля вновь обрела сиявший с отдаленных времен светильник веры и благочестия.


Примечания:

1) Царе-Углический Летописец. – Издание Угличского родословно-краеведческого общества им. Ф.Х. Кисселя. – Углич, 2013. – С. 548-549.
2) Рыбин К.Г. Краткие сведения о церквах и монастырях Ярославской епархии. – Ярославль, 1908. – С. 17.
3) Царе-Углический Летописец. – Указ. изд. – С. 103.
4) Полное собрание русских летописей. – СПб., 1910. – Т. XIV (перв. пол.). – С. 42; Карамзин Н.М. История государства Российского. – М.: Книга, 1989 (репринтное воспроизведение издания 1842—1844 годов). – Примечания к Х тому. – С. 48; Сказание о царстве царя Феодора Иоанновича // Русская историческая библиотека. – СПб., 1891. – Т. XIII. – Ст. 785-786; Житие царевича Димитрия. – Там же. – Ст. 910; Временник Ивана Тимофеева. – М-Л. – АН СССР. – 1951. – ЛЛ. 209-210; Татищев В.Н. История российская. – М., 2005. – Т. 3. – С. 718; Карамзин Н.М. История государства российского. – СПб., 1998. – Книга третья. – Т. Х. – С. 343-344; Соловьев С.М. Сочинения. Книга IV. История России с древнейших времен. – Т. 7. – М.: Мысль. – С. 307.
5) Царе-Углический Летописец. – Указ. изд. – С. 111-112.
6) Там же. – С. 21, 164-165.
7) Денисов В.В. Настоятельницы Угличского Богоявленского женского монастыря // Исследования и материалы по истории Угличского Верхневолжья. – Вып. 7. – Углич, 2000. – С. 41.
8) Игумения Исмарагда (Воскресенская). – Указ. соч. – С. 47-50; Ушаков А.Н. Угличский Богоявленский женский монастырь в городе Угличе, Ярославской губернии. – Ярославль, 1891 – С. 11-12.
9) Царе-Углический Летописец. – Указ. изд. – С. 172.
10) Игумения Измарагда (Воскресенская). – Указ. изд. – С. 51-53.
11) Липинский М.А. Город Углич в XVII в. – Ярославль, 1891. – С. 53-56.
12) Игумения Исмарагда (Воскресенская). – Указ. изд. – С. 56; Ушаков А.Н. – Указ. изд. – С. 27-28; УГИАХМ. – Коллекция документов. – Ед. хр. 6348. – ЛЛ. 6-9 об., 10-17; Рядная запись XVII века // Исследования и материалы по истории Угличского Верхневолжья. – Вып. 5. – Углич, 1998. – С. 101-102.


Пожертвовать монастырю


«Светлый вечер с настоятельницей Богоявленского женского монастыря игуменьей Антониной» на радио ВЕРА